Парламентский клуб Российский парламентарий

АиФ №4 - Почему разлетаются пчёлы?

E-mail Печать PDF


В России деградирует национальная элита

Неудачная попытка Юрия Лужкова получить вид на жительство в Латвии вызвала, пожалуй, не меньший общественный резонанс, чем его громкая отставка.

Пресса со смаком обсуждает моральные и материальные аспекты ухода знаменитого мэра Москвы из политики. Что будет с собственностью, с деньгами, с землями, стадами коров и, наконец, пчёлами?

Вынос мощей

Отставка русского патриота Ю. Лужкова и его совсем не патриотичные поиски пристанища за границей оживили давние разговоры о вечно актуальной для России (а сегодня и острозлободневной) темы о сроках пребывания «любимцев партии» и народа у власти. Сколько нужно сидеть в высоком кресле? В кресле мэра, губернатора, премьера, президента. Срок? Два срока? Или российско-советская традиция предполагает «вынос мощей» из офиса уже после окончания не только конституционного, но и земного срока пребывания? Так, как это многократно случалось с нашими незабвенными генеральными секретарями ЦК КПСС.

Традиция политической мумификации в России очень живуча. Хотя весь советский и постсоветский опыт буквально кричит: уйди, пока не превратился в посмешище, уйди, пока не поймали на воровстве и злоупотреблении властью, уйди в хорошем европейском стиле, пока не упала на голову последняя сосулька! Так ведь нет же! Вот и о Лужкове теперь говорят: «пересидел маненько». Уйди Юрий Михайлович чуть раньше, то с учётом былых заслуг перед Москвой (действительно немалых) все необходимые обычаи почётной отставки были бы соблюдены. Никто не копался бы в заграничных счетах, не считал бы, сколько у семьи особняков в Австрии или во Франции. А З. Церетели, глядишь, отлил бы ещё один памятник - в кепке, с метлой, в окружении пчёл и придворных художников.

Но нет же! Бремя стародавней, в сущности, дворцовой политической культуры (точнее - инерция отсутствия политической культуры) всякий раз берёт верх. На дворе XXI век - как бы апофеоз демократии, порыв к модернизации, к гражданскому обществу, - а в политической культуре всё то же местонаследие, всё та же азиатчина с продлеваемым (до полного истления политического рейтинга) очередным «великим правлением».

А ведь ещё в самой ближайшей памяти год 1996-й. Тогда (напомним забывчивым) уже политически усталого, утратившего все рейтинги (наскребалось едва 6%) и сильно больного Б. Н. Ельцина чуть ли не силком (с унизительными плясками) снова затащили в Кремль, отодвинув на целых 4 года надежды на перемены. Слава богу, что в канун 2000 года у самого Бориса Николаевича хватило здравого смысла и совести попросить у россиян прощения и достойно уйти в историю. Похоже, что наша элита просто не способна извлекать уроки не только из истории, но и из ближайшего опыта. Будет ждать, когда с крыши свалится последняя сосулька. Или как в Тунисе…

Казус Лужкова

Казус Лужкова и его низвержение с высот российской политики - это не только очередной урок будущим политическим долгожителям, но и повод для серьёзного разговора о качестве нашей постсоветской элиты. Ввиду того, с каким скрипом идут реформы, какой обструкции подвергается борьба с коррупцией и как буксует в критические моменты паровоз власти, многие ставят вопрос ещё острее: а есть ли в России национальная элита? Элита, умеющая не только шуметь о величии страны, но способная вести эту страну вперёд. Или люди, получившие в ходе приватизации быстрый и часто случайный доступ к огромным ресурсам и накопившие огромные личные состояния, самозванно называют себя элитой. А на самом деле являются узкими корыстными кланами (финансовыми, сырьевыми, силовыми или административными), борющимися за сохранение нынешнего статуса, за новые куски собственности (особенно в преддверии нового этапа приватизации).

Сложилась удивительная, унизительная для престижа России ситуация. Вряд ли является секретом, что почти у каждого находящегося на виду и на слуху представителя новой элиты (деловой, чиновничьей, силовой), вплоть до самого «ближнего круга», либо уже есть готовый, либо на примете запасной аэродром за границей. Неслучайно же из России в европейские обетованные банки потоками текут миллиардные реки. Зачем в России строить дороги, школы, детские спортивные площадки, если дорога к счастью ведёт через Лондон или Париж, где всё это уже есть. Возможно ли себе представить, чтобы в ближайшем окружении Обамы, Меркель, Саркози, в кругу китайского руководства было бы столько лиц, которые бы так осознанно готовили пути отхода для себя и своих пчёл?

Приходится с грустью констатировать, что, находясь уже 20 лет на переходе от России советской и социалистической к России буржуазно-демократической, мы не вырастили новое поколение элиты. Старая советская элита, будучи идеологически зашоренной и потому оказавшейся неспособной обеспечить устойчивый прогресс, была, по крайней мере, народной по социальному происхождению, патриотичной по воспитанию и не корыстной по морали. Плохая или хорошая, это была национальная элита. Сегодня эта элита частью ушла по возрасту, частью выброшена на обочину бедностью. Новая элита, родившаяся из взрыва 90-х годов, не имеет ни идеологии (кроме идеологии обогащения), ни корней в обществе, ни патриотизма. Это суррогат элиты. Отсюда и другие суррогаты: демократии, парламентаризма, правосудия, власти, культуры.

*   *   *

Есть ли в стране ростки новой элиты? Станут ли ею отпрыски новых русских, дети нашей скоробогатой буржуазии? Или, получив образование в Лондоне, Париже, Нью-Йорке, они пойдут на службу более продвинутых европейских отечеств, открывая время от времени ностальгически томик Тургенева или Толстого? Вопрос сложный, дискуссионный. Можно только предположить, что национальная элита появится не из нынешнего элитарно паразитирующего сословия, а вырастет из рассады среднего класса. Но почему-то у нынешней власти дальше разговоров о поддержке среднего класса дело не идёт.

Вячеслав Костиков
директор аналитического центра «Аргументы и Факты»

Коллаж Андрея Дорофеева

Вы сейчас здесь Home