Парламентский клуб Российский парламентарий

В.Е. Журавлёв. Демографические аспекты социальной стратификации России

E-mail Печать PDF

В.Е. Журавлёв. Об эффективности и некоторых аспектах политического управления в контексте российской конституции//Тезисы выступления на XIII Международной научной конференции «Сорокинские чтения» 19.02.2019 г., Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова, 19 Февраль 2019

В.Е. Журавлёв, канд.соц.наук, доцент Института мировых цивилизаций, координатор Экспертного совета Клуба "Российский парламентарий"

В России социальная стратификация имеет свои характерные особенности. Распределение денежных доходов по 20-процентным группам населения и коэффициент Джини, который составляет 41,2, демонстрируют высокий уровень социального неравенства, в том числе по сравнению с другими государствами [1, с. 108]. В России, по официальной статистике, 13,2% населения находится за чертой абсолютной бедности

[1, с. 109]. В странах ОЭСР и ЕС используется относительной бедности, при которой доходы соизмеряются с медианным значением. В качестве порога используется располагаемый доход, который составляет 60% от национального медианного дохода. Если бы Россия перешла на такую систему оценки, уровень бедности повысился бы до 21,3% [4]. Российская бедность, в основном, связана с низким уровнем заработной платы. Бедный это семейный человек с детьми, работающий на низкооплачиваемой работе.

 


При численности населения в 146,7 млн. на 2016 год Россия располагает 2% населения, добыча 18% природного газа; 5,3% мировой добычи угля, производит 4,4% электроэнергии; 4,5%чугуна; 4,3% стали; 5,1% пиломатериалов; производит 4,1% зерновых и зернобобовых; 9,8% пшеницы; 3% скота и птицы в убойном весе; 3,1% куриных яиц и т.д. Внешнеторговый оборот составляет 1,5% от мирового, 1,8% экспорт и 1,5% импорт [1, с. 25-26]. В России на 100 человек населения приходится 84 га пашенных земель [1, с. 19]. Запасы нефти составляют 29676 млн.т. Больше только у Саудовской Аравии – 36618 млн.т. [1, с. 19].

Россия располагает мощным ресурсным потенциалом для экономического развития, что должно обеспечить высокие темпы роста ВВП и благоприятные социально-демографические процессы. Однако статистика показывает, что результаты экономической деятельности на российском экономическом пространстве скромные. При расчёте ВВП на одного занятого по ппс в долл. США за 2016 год получаются следующие результаты. Россия – 50286; Австрия - 101768; Бельгия – 12915; Болгария – 39603; Венгрия – 59158; Германия – 92360; Греция – 70638; Дания – 97683; Испания – 88881; Италия – 93744; Латвия – 56569; Польша – 64733; Португалия – 68071; Норвегия – 111373; Румыния – 53751; Финляндия – 94763; Швеция – 99244; Турция - 73759; Япония – 80319; Бразилия – 31346; Канада – 87962; США – 121264; Австралия – 97259 [1, с. 91].

Россия по данному показателю значительно отстаёт от развитых и среднеразвитых стран, не обладающих ресурсным потенциалом, сопоставимым с российским.

Доля пожилого населения в России, применительно к европейскому региону, не слишком высока. Удельный вес населения в возрасте 65 лет и старше составляет на 2016 год в процентном отношении для России 13,9% (на 2017 год – 14,2%); Австрии – 18,5%; Беларуси – 14,9%; Бельгии – 18,2%; Болгарии – 20,4%; Венгрии – 18,3%; Германии 21,1%; Греции – 21,3%; Дании – 19,0%; Испании – 18,7%; Италии – 22,0%; Латвии – 19,6%; Норвегии – 16,4%; Польши – 16,0%; Канады – 16,5%; США – 15,2%. [1, с. 38].

Можно предположить, что это связано с высоким уровнем рождаемости в России и благоприятной социально-демографической политикой в стране, протежирующей населению. Однако анализ социально-демографических показателей приводит к прямо противоположному выводу.

Патология демографических тенденций в России заметна уже в половозрастной структуре. Из 146545 тыс. человек, проживающих в России на 2016 год, мужчины составляют 67897 тыс. человек, женщины – 78648 тыс. человек. В процентном отношении это 46,3% мужчин и 53,7% женщин. Для сравнения, в Германии соотношение мужчин и женщин 49,3% и 50,7%; в Греции 48,4% и 51,6%; в Дании 49,8% и 50,2%; в Ирландии 49,4% и 50,6%; в Испании 49,1% и 50,9%; в Италии 48,6% и 51,4% и т.д. [2, с. 222].

Куда исчезают российские мужчины? Логично предположить, что причиной является низкая продолжительность жизни мужчин в России, что подтверждается статистическими данными. Ожидаемая продолжительность жизни для родившихся в 2017 году в России составляет 72,7 года (женщин - 77,64 и мужчин - 67,51). Для сравнения, ожидаемая продолжительность жизни составляет – Австралия 82,9 года (женщин 82,2 и мужчин 79,4); Австрия 81,9 года (84,2 и 79,4); Азербайджан 75,4 года (77,8 и 73,1); Аргентина 76,9 года (80,3 и 73,5); Армения 75,4 года (78,7 и 71,9); Беларусь 74,4 года (79,2 и 69,3); Бельгия 81,2 года (83.5 и 78,8); Болгария 74,8 года (78,4 и 71,4); Бразилия 75,1 года (78,9 и 71,4); Венгрия 76,0 года (79,4 и 72,3); Германия 81,0 год (83,3 и 78,7); Греция 81,2 года (83,7 и 78,7); Дания 81,2 года (83,2 и 79,3); Индия 68,8 года (70,3 и 67,4); Испания 83,1 года (85,7 и 80,3); Италия 82,8 года (84, 9 и 80,5); Казахстан 72,9 года (76,9 и 68,7); Канада 82,8 (84,7 и 80,9) и т.д. [2, с. 224].

Существующая в России разница продолжительности жизни между женщинами и мужчинами является одной из наиболее высоких в мире. Объяснить это можно высокой трудовой эксплуатацией мужского населения России при отсутствии необходимой системы социальных компенсаций, прежде всего соответствующей оплаты труда, эффективного здравоохранения и достойного пенсионного обеспечения.

При ожидаемой продолжительности жизни для мужчин в 67,51 год, принимается решение о проведении пенсионной реформы, которая повышает возраст выхода на пенсию по старости для мужчин с 60 до 65 лет (женщин – с 55 до 60). Реально прогнозировать, что значительно количество россиян, прежде всего мужчин, до пенсионного возраста доживать не будут, что значительно ухудшит социально-демографическую ситуацию в стране.

Показательны причины смерти россиян. Из общего количества умерших в 1672,3 тыс. в России за 2018 год, 17,3 тыс. человек погибли от транспортных случаев (1% ко всем умершим), 5,2 тыс. умерших от случайного отравления алкоголем(0,3% ко всем умершим), 16,8 тыс. самоубийств (1% ко всем умершим), 7,1 тыс. убийств (0,4% ко всем умершим) [3, с. 120]. Такие потери населения аналогичны жертвам во время масштабных военных действий.

Можно сделать общий вывод, что в России сложилось жёстко стратифицированное общество, имеющее высокий уровень социальной поляризации и негативные социально-демографические тренды.

ЛИТЕРАТУРА

1. Статистический сборник Россия и страны мира. 2018: Стат.сб./Росстат. - M., 2018. – 375 c.

2. Женщины и мужчины России. 2018: Стат.сб./ Ж56 Росстат. - М., 2018. – 241 с.

3. Информация о социально-экономическом положении России. Ежемесячный краткий доклад Росстата. №12, 2018 Режим доступа http://www.gks.ru/free_doc/doc_2018/info/oper-12-2018.pdf (дата обращения: 30.01.2019).

4. Росстат изменит методику оценки уровня бедности. Режим доступа: https://www.vedomosti.ru/economics/news/2019/01/31/792902-rosstat-urovnya-bednosti?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop (дата обращения: 31.01.2019)

Вы сейчас здесь Клуб О клубе Экспертный совет В.Е. Журавлёв. Демографические аспекты социальной стратификации России